Как это ни парадоксально звучит, электричество в Новониколаевске появилось благодаря кино и танцам.
А вот действительно «электрическим» город стал благодаря человеку, который, сам того не подозревая, обеспечил своей настойчивостью и фанатизмом не только освещение улиц Новониколаевска, но и базу для превращения Новосибирска в один из крупнейших энергоемких оборонно-промышленных центров страны в 30—50 годы.
Это — сегодня незаслуженно забытый инженер Михаил Шиша.

Новониколаевск начала XX века освещался, мягко говоря, слабо. Да и то только керосиновыми фонарями, причем, как писали газеты того времени, «с наступлением вечера улиц уже не видно: мерцают вдали настолько слабые огоньки, что возле самого фонаря встречные обоюдно разбивают лбы».

Но молодой город рос буквально не по дням, а по часам. Ему требовалось электричество. Самыми первыми «производителями» и потребителями новой энергии стали первые в городе кинотеатры («электро-театры», как их называли тогда) Махотина, Ганзена, Крюкова, Мариупольского.

Небольшие динамо-машины давали достаточно тока, чтобы показать новониколаевцам новые увлекательные фильмы «Труп и утопленница», «В плену страсти», а также «видовые» картины русско-японской, а затем и Первой мировой войны. Первая улица «города у моста», естественно, возникла у вокзала.

На Вокзальной, где селились служащие железной дороги, было электрическое освещение, питавшееся от станционного динамо. Мощности хватало для освещения клуба с бильярдом и еженедельными «танцевальными вечерами».
Город, впрочем, не хотел быть «при» железной дороге. Поэтому в заказанном архитектору Андрею Крячкову проекте главного городского здания — Городского торгового корпуса (построенного меньше чем за год в 1911 году) — были предусмотрены не только помещения для городской Думы и Управы, не только большой зал (для заседаний и проведения торжественных вечеров), но и электростанция. Мощности ее, правда, хватало только для освещения самого здания (во время заседаний Думы, управы, а также вечеров с танцами).

Город, стремившийся поменять «детские штанишки» поселка на «городские брюки», без электричества не мог. Уже в 1906 году новониколаевская управа опубликовала в столичных санкт-петербургских газетах объявление о конкурсе «на устройство в… городе электрического освещения». Предложения приходили из многих городов тогдашней империи (включая ныне абсолютно суверенные Украину и Эстонию), но все они были отклонены.

Самое выгодное из них предусматривало бесплатную аренду земельного участка под электростанцию и полную монополию на производство и продажу энергии в течение 40 лет. После чего пришедшее в негодность оборудование «благодетели» обещали бесплатно отдать городу. Город не согласился.

В 1911 году город, поднатужившись, собрал необходимые деньги на создание электростанции. Чтобы не входить в лишние расходы, под станцию определили кирпичное здание весовой на Новобазарной площади (пл. Ленина). И с той же целью — сократить расходы — на должность заведующего (и фактически — создателя) будущей станции был приглашен никому тогда не известный 25-летний студент-выпускник мехотделения Томского технологического института Михаил Шиша.

Нашему городу (насильно, случайно, закономерно) очень везло на хороших людей. Где-то там, наверху, есть все-таки у города свой ангел-хранитель, который за городом при-сматривает. Вряд ли о немзнал профессор Томского технологического института Млеев, но из лучших своих выпускников он порекомендовал в Новониколаевск именно Михаила Шишу. И — не ошибся.

Нетерпение скорее получить «свое электричество» было так велико, что еще до объявления конкурса среди электротехнических фирм на поставку оборудования будущей станции, 8 декабря 1911 года в городе началась установка несущих столбов для подачи энергии будущим потребителям.

Инженер Шиша мотался по региону в прямом смысле слова «со скоростью электрического разряда». Он успевал везде — и поговорить в Новониколаевске с местными промышленниками — и убедить их в необходимости и выгоде подключения к электричеству; и знакомиться с каталогами новейшего электрооборудования; и списаться с их производителями; и съездить и убедить в необходимости участия в конкурсе в далеком сибирском городе; и следить за переделкой здания весовой под станцию.

Пять компаний в итоге изъявили желание участвовать в конкурсе, из поданных предложений комиссия (по рекомендации Шиша) выбрала в качестве поставщика Екатеринбургское представительство всемирно известной германской фирмы «Сименс и Хаальске».

Они предложили наиболее короткие сроки поставок и наиболеевыгодные условия последующего обслуживания. Общая сумма средств, выплаченных городом по контракту, составила 20 527 рублей.

Оборудование поступало с традиционной немецкой аккуратностью — по срокам, и с не менее традиционным российским разгильдяйством — по неполной или неточной комплектации.

Так что станцию город собирал и комплектовал в прямом смысле слова «своими силами»: «латали» недоделки и недопоставки новониколаевские предприятия и отдельно нанимаемые мастера. «Лександрыч», как вскоре не только за глаза, но и впрямую рабочие стали уважительно называть «этого шпендрика» — Шишу, — в прямом смысле слова дневал и ночевал на стройке. Один из современников впоследствии вспоминал: «Он и вообще-то был сложения очень субтильного, если не сказать — тщедушного. А за время монтажа осунулся настолько, что от него остались только одни усы. Он их отпустил еще в институте, для придания солидности. Вот к концу постройки от него только и осталось — усы да форменная тужурка инженера».

24 декабря 1912 года генератор станции был запущенна пробные обороты. 28 декабря комиссия, в которую входили представители городских властей, фирм-поставщиков и специалисты-электротехники, единодушно оценили результаты испытаний как «вполне успешные».

4 февраля 1913 года станция была принята в эксплуатацию. По случаю ее пуска в еще недостроенном здании Коммерческого клуба (ныне — театр «Красный факел») был дан бал для городской элиты. «Усы в тужурке», инженер Шиша, не танцевал — он принимал поздравления. Это был действительно ЕГО день, город приветствовал ЕГО и открытие ЕГО станции. А для того, чтобы понять, какого уровня событием стало появ-ление электростанции в городе, стоит сказать, что «именные» балы (а не просто рядовые «вечера танцев») в городе за последующие годы устраивались всего трижды.

В 1913 году — по случаю 300-летия Дома Романовых, в 1917 — в «День Свободы», в честь Февральской революции и свержения монархии, и в 1919 — в день первой годовщины освобождения города от большевиков. В городе начался «электрический бум». Газеты печатали объявления: «Запаситесь лампочками! Лучшие электрические лампочки, установка электрического освещения, шнур провода, счетчики и прочий электрический товар. Электротехнический склад. Семипалатинская, 53, тел. №125». Уже в первый год существования к станции подключились около 600 абонентов (и частные лица, и предприятия). 5600 лампочек (вот ведь был учет!) освещали квартиры, конторы, цеха, и главное, — главное! — улицы! Пусть пока только в центральной части, но впервые в городе появилось ночное освещение. Но «первый энергетик города» инженер Шиша смотрел намного дальше.

Свет на улицах — это здорово, но электричество способно и должно толкнуть вперед про-мышленность города. В направленном уже в 1913 г. в городскую Думу прошении об увеличении штатов электростанции для ее круглосуточной работы он прямо писал, что «наличность электроэнергии днем вызовет развитие промышленности и потребления электроэнергии для хозяйственных целей». Электричество как двигатель промышленности — это было жизненной идеей инженера. А от него требовали только света. К 1917 году количество абонентов электростанции превысило 1000. В основном — за счет «частников» и уличных фонарей.

Страна вставала «на дыбы», а в это дикое время у странного инженера Шиша была одна забота — хотя бы сохранить для города станцию. Примечательно, что городская власть поднимала тарифы на энергию, невзирая на собственный «цвет» — и при гордуме, и при Совдепе, и при «сибирцах», и при Колчаке, и снова при Совдепе. А инженер Шиша и его станция просто работали. Несмотря ни на что. В 1919 году (при Колчаке) станция выдала рекордный уровень выработки энергии — почти 408 тыс. кВт/час. И — надорвалась.

Хотя еще за год до «рекорда» Шиша буквально умолял тогда еще «сибирскую» гордуму принять меры к обвальному количеству потребителей, подключающихся к сети безо всякого разрешения и оплаты. В 1920 году станция с изношенными мощностями стала выдавать все меньше электроэнергии. Этого «буржуазному спецу» Шише новая власть не простила. Как не простила и его публикаций в уже советской прессе 20-х годов о том, что городу немедленно требуется строительство новой электростанции мощностью не менее 5 000 кВт.

«Спецу» Шише в центральном партийном органе Сибири, газете «Советская Сибирь», достойно возразил некий работник крайплана Скурский (который, собственно, об электричестве, судя по всему, имел представление только по включению и выключению лампочки) объяснил, что нечего тратить лишние деньги — хватит городуэлектростанции на 1 000 кВт.А «спец» Шиша не унялся. Как это напечатали — я не представляю. «В настоящее время об электрификации говорят все кому не лень…

Так, при установке небольшой электростанции в деревне говорят об электрификации деревни. При установке необходимого количества ламп для освещения завода говорят об электрификации завода. Мы полагаем, что под электрификацией какоголибо завода, города и проч. нужно понимать полную замену механических двигателей электрическими». «Электрификация» — это, собственно, тот «слоган», который в те годы использовал Ленин.

А Шиша достаточно доступно объяснял, что «лампочка Ильича» — это не электрификация. Город построил электростанцию в 1 000 кВт. Спустя всего несколько лет в городе стали строиться и «Сибкомбайн», и завод им. Чкалова, а с началом войны появились еще крупные предприятия, требовавшие электроэнергии. Им пришлось в срочном порядке строить новые станции. «Первого энергетика города» не расстреляли и не посадили. Работал в энергетической отрасли на второстепенных должностях, умер в 1966 году.

Имени человека, впервые подарившего городу свет на улицах, нет в списке почетных граждан города. Имени человека, требовавшего создания в городе энергетической базы для развития промышленности, нет в списке новосибирских «Заслуженных энергетиков РФ», опубликованном в энциклопедии «Новосибирск». Этого имени нет и в двухтомнике «Созидатели», выпущенном под патронажем Корнея Гиберта («Новосибирскэнерго»).

Я уже не говорю про название улицы. Первый человек, увидевший за обычной электролампочкой большое будущее города, Михаил Александрович Шиша.

Из книги «Николаевск-Новосибирск одна судьба на двоих» Алексея Критинина.

Ответить

Имя (*)
e-Mail (Не будет опубликован) (*)
Сайт
Комментарий